Роджер Скрутон. «Красота». Предисловие

Красота может быть утешающей, тревожащей, священной, профанной; она может быть волнующей, притягательной, вдохновляющей, бросающей в озноб. Она может влиять на нас бесконечным числом способов.

Английское издание книги, 2009

Но никогда она не воспринимается безразлично: красота требует, чтобы ее заметили; она говорит с нами напрямую, подобно голосу близкого друга. Если есть люди, которым безразлична красота, то, несомненно, это случается потому, что они ее не воспринимают.

Однако суждения о красоте – дело вкуса, а вкус, по всей видимости, не имеет рационального обоснования. А если это так, то как объяснить то высокое место, которое красота занимает в нашей жизни, и почему мы должны были бы оплакивать исчезновение (если оно случилось) красоты из нашего мира? И если дело обстоит так, что красота и благо могут расходиться, как считали многие писатели и художники со времен Бодлера и Ницше, то как вещь может быть красивой именно с учетом ее аморальности?

Более того, если вкусы по своей природе бывают различными, то как стандарт, утверждаемый согласно вкусу одного человека, может быть использован, чтобы судить о вкусе других? Как, например, мы можем утверждать, что один вид музыки превосходит другой или уступает ему, если сравнительные суждения просто отражают вкус того, кто их высказывает?

Этот распространенный релятивизм заставил некоторых людей отбросить суждения о красоте как чисто «субъективные». Они утверждают, что нельзя критиковать ничей вкус, поскольку критиковать вкус одного – это просто предоставить голос другому; следовательно, невозможно учиться или учить тому, что могло бы потенциально заслуживать титул «критики». Такое отношение поставило под вопрос многие традиционные гуманитарные дисциплины. Исследование искусства, музыки, литературы и архитектуры, освобожденное от дисциплины эстетического суждения, по-видимому, не укоренено надежно в традициях и методах, которые позволяли нашим предшественникам считать эти науки ядром учебной программы. Отсюда и нынешний «кризис гуманитарных наук»: есть ли смысл изучать наше художественное и культурное наследие, коль скоро суждение о его красоте не имеет рационального обоснования? А если мы изучаем его, разве это не должно осуществляться в скептическом духе, ставящем под сомнение притязания этого наследия на объективную авторитетность и деконструирющим трансцендентность его положения?

Когда ежегодная премия Тёрнера, учреждённая в память о величайшем художнике Англии, присуждается ещё одной группе бойких однодневок, разве это не доказывает, что нет никаких стандартов, что лишь мода диктует, кто получит награду, а кто нет, и что бессмысленно искать объективные принцы вкуса или общее представление о прекрасном? Многие люди на эти вопросы отвечают «да», и в итоге отказываются от попыток критиковать вкус либо мотивы жюри премии Тёрнера.

В этой книге я высказываю предположение, что подобные скептические рассуждения о красоте не обоснованы. Я утверждаю, что красота – это реальная и общечеловеческая ценность, укорененная в нашей рациональной природе, и что чувство красоты играет незаменимую роль в формировании мира людей. Мой подход к этой теме не является историческим, равным образом я не заинтересован в том, чтобы дать психологическое (а еще менее эволюционное) объяснение чувству красоты. Мой подход – философский, и главные источники моих аргументов – труды философов. Суть этой книги в аргументации, которая в ней развивается, и которая призвана задать философский вопрос и побудить вдохновить вас, читателей, ответить на него.

Перевод Константина Бандуровского

Тэги: #
Поделиться:
Станьте автором

Присылайте свои работы — лучшие из них будут опубликованы в журнале.

Предложить материал
Подпишитесь на новости
Читайте нас в социальных сетях

Чтобы быть в курсе новых публикаций и ничего не пропустить

Читайте также:
Наверх