Кто такие «богатые духом»?

Многие слышали о блаженстве нищих духом. Но какую картину мы увидим, если пойдём от обратного?

«Сильным или богатым духом» называется тот, чьё разросшееся Я не оставляет в его душе места Творцу, замененному амбициями, опытом, «мудростью» и положением в обществе. Такой «сильный и богатый духом» человек может быть христианином и даже пастырем, но Христос так и останется для него «культурным кодом», архетипом, этическим символом, умозрительной богословской категорией, по крайней мере, пока встреча с Ним не затмит все человеческое личное «богатство духа». К слову, «сильный, богатый» обозначается многозначным прилагательным «хозек» (חֹזֶק), означающим, в том числе и «сытый, преисполненный, пресыщенный». Нищий или жаждущий духом испытывает жажду в Боге, в оригинале «циаон» (צִימָּאוֹן), о которой давно в своей погоне за значимостью забыл переполненный собой «богач».

Христос и фарисеи

Я попытаюсь задаться вопросом о том, откуда растут исторические и метафизические корни подобного «богатства». Однажды Ален Бадью в своей книге «Апостол Павел. Обоснование универсализма» сделал замечание, что к первому веку нашей эры модернизация ветхозаветного учения древних иудеев, назревшая по социально-политическим причинам, состоялась бы вне зависимости от рождения Мессии. Среди этих причин философ называет как политическую изоляцию иудейского царства, претендовавшего на ведущую цивилизационную роль в качестве единственного на тот момент общества, исповедующего монотеизм, так и экономическую обособленность этого древнего общества, чей общинный потенциал мог бы подавать пример следующего этапа развития всем современным ему цивилизациям. Такие выводы были бы, несомненно, верными, будь Христос (или Павел) Мессией, претендующим на этическую революцию и торжество своей земной власти, как видели это Иуда Искариот и царь Ирод. Но в таком случае христианство не имело бы нужды в проповеди нищеты духа. Напротив, оно было бы согласно с формальной обрядовостью «богатого духом» фарисейства. Однако, в том-то и проблема, что Христос является не просто Мессией и Сыном Божьим, но воплотившимся Творцом, преображающим природу человека и мира. И поэтому для Христа, который «больше храма», решающим остаётся не любовь к закону как к догме, храму, государству, а закон любви, который может быть воспринят лишь жаждущим истины «нищим».

Несмотря на то, что феномен распространения христианства не в последнюю очередь связан с иррациональным поведением мучеников, просящих Бога о милости для их палачей (кто Он, за которого не страшно так умереть?); наша рациональность, видящая в свободе, принесённой Христом, прямую угрозу любой социальной структуре, до сих пор стремится формализовать и упорядочить мир, перевёрнутый чудом Богоявления и Воскресения. Человеческая рациональность объявляет христианство религией римской империи, снова превращает священство, бывшее свободной апостольской миссией, в особую страту или даже касту, делает обряд самодовлеющим, почти магическим явлением, снова возводит святая святых, когда-то упраздненную в мгновение крестной смерти Спасителя. То есть рациональность возвращается к свойственным «богатству духа» преградам между человеком и Богом, которые были разрушены самим Создателем.

Так неужели «чудо, тайна и авторитет» важнее встречи с Господом, которую пережили Его ученики?

Не кажется ли вам, что если бы Христос проповедовал сейчас, многие люди не любили бы Его? Он, возможно, подчёркиваю, возможно, то есть, только с моей точки зрения, мог бы счесть нашу любовь к паломничествам и почитанию Святых мощей родом фарисейства. Да если бы только это… Многочасовые богослужения, сложнейшая иерархия духовенства… что из этого само по себе помогает нам приблизиться к Богу? Я не призываю к обновленчеству или подражанию лютеранам, которых уважаю наравне с другими конфессиями. Просто мне кажется, что есть вещи важнее количества земных поклонов. Например, наши намерения и стремления. Лично мне Господь постоянно задаёт два вопроса: «Кто ты?» и «Что сподвигло тебя сказать или сделать это (занять эту позицию)?» Может быть, внешнее не столь существенно, как мы привыкли считать? Не Господь ли говорит: «…здесь Тот, Кто больше храма» (Мф. 16:20) и «Предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие» (Лк. 9, 59–60)?

Я хотел бы напомнить евангельский эпизод, о котором многие предпочитают не упоминать.

«Когда Он закончил говорить, один из фарисеев попросил Его отобедать у него. Иисус вошел в дом и занял место за столом, не совершив прежде ритуального омовения рук перед едой. Фарисей же, заметив это, не скрыл своего удивления. Но Господь сказал ему: “Вот вы, фарисеи, хотя и содержите свои чаши и блюда снаружи в чистоте, внутри полны вы злобы и жадности. Безумные! Не Тот ли, Кто создал внешнее, сотворил и внутреннее? Если бы вы давали то, что в чашах, бедным, всё для вас было бы чистым. Но горе вам, фарисеи! Вы даете десятину с мяты, руты и всякой зелени, а позабыли о справедливости и любви к Богу. А ведь это следовало вам делать и о том не забывать. Горе вам, фарисеи! Вы любите занимать почетные места в синагогах и любите, когда кланяются вам на площадях. Горе вам, ибо вы как никем не замечаемые могилы: люди ходят по ним, не подозревая об этом”.

“Учитель, — возразил Ему один из законников, — говоря это, Ты и нас оскорбляешь!”

Но Он сказал: “Горе и вам, законники! Вы возлагаете на людей непосильное бремя, а сами и пальцем не прикасаетесь к нему. Горе вам! Вы строите гробницы пророкам, которых убили отцы ваши. И тем самым вы свидетельствуете, что одобряете дела отцов ваших: они убивали пророков, а вы гробницы строите. Вот почему мудрость Божья изрекла: Пошлю к ним пророков и апостолов: одних они убьют, а других будут преследовать, а потому поколение это будет в ответе за кровь всех пророков, пролитую от сотворения мира: от крови Авеля до крови Захарии, погибшего между жертвенником и Домом Божьим. Да, говорю вам: это поколение ответит за всё. Горе вам, законники! Вы присвоили ключ к знанию: сами не вошли и тем, кто хотел войти, помешали”» (Лк. 11:37-52).

Мне часто приходится спрашивать себя: не является ли это обличение Создателем фарисейского лукавства и лицемерия обличением и самих христианских иерархов? Ведь, читая на службе эту часть евангелия, земная церковь владеет землями, любит почёт и преклонение, прославляет некогда гонимых ею и ревностно заботится о чистоте своей ценной утвари. Словом, употребляет дар, данный ей, чтобы служить другим на собственное прославление.

С этой болезнью «богатых духом» пытались бороться реформаторы-протестанты, но многие из их пастырей пошли путём фарисеев. В начале ХХ века Господь послал своей церкви кару в лице богоборцев-социалистов, попытавшихся на секулярном уровне жестокостью и насилием воплотить мечту о «царстве справедливости» и упразднить церковь как особый социально-политический институт. Но и эта попытка в итоге завершилась торжеством двуличия и лицемерного лозунгования. Парадокс в том, что люди, обвинившие земную церковь в сословном господстве и лжи и жестоко наказавшие её, зачастую не отделяя виновных от невиновных, в конце концов, по её примеру поставили собственный авторитет и благополучие выше своих же заповедей справедливости, чье исполнение часто достигалось революционерами, как личным примером, так и большим кровопролитием.

Позволю себе предположить, что мы выбираем «чудо, тайну и авторитет» вместе с «богатством духа» не потому что это важнее богообщения, но потому что так нам легче и безопасней. Легче спрятаться за толкованием Писания, чем пытаться воплотить его. Легче судить о чудесах, чем ступить на воду навстречу Христу. И главное, легче произносить проповедь любви, чем попытаться исповедовать любовь реальными поступками вопреки всему. Следовать за Истиной больно, непривычно, страшно, ведь под твоими ногами на этом пути никогда не будет твёрдой почвы. Этот путь чреват физической гибелью, а действительно ли идущий готов потерять свою душу со Христом, чтобы сберечь её?

Остаётся надеяться лишь на то, что пока многие, изощряясь в тонкостях богословия, стяжают «богатство духа», немногие, блаженные его «нищетой», следуют в своих делах за Господом. Эта надежда жива до тех пор, пока живёт слабая в земном воплощении, но сильная в Духе Божием Церковь Христова.

Поделиться:
Станьте автором

Присылайте свои работы — лучшие из них будут опубликованы в журнале.

Предложить материал
Подпишитесь на новости
Читайте нас в социальных сетях

Чтобы быть в курсе новых публикаций и ничего не пропустить

Читайте также:
Наверх