Эстетические идеи в православной гимнографии

В небольшой статье священника Петра Пчелинцева предпринимается попытка осмысления основных эстетических идей, содержащихся в гимнографическом корпусе Православной церкви. Обращается внимание на необходимость систематического исследования наследия церковных песнетворцев как в целом в богословской науке, так и в области теоэстетики в частности. Определяется семантическое поле понятия «красота», обозначается его полисемантичность и широкая область применения в богослужебных песнопениях, выделяются связанные с этим понятием устойчивые выражения, выражающие взгляды составителей переводной с греческого и оригинальной церковно-славянской гимнографии на понятие «красота» и различные аспекты его употребления в отношении Бога, человека и мира.


Применяя теоэстетику к области литургического богословия, можно сказать, что о красоте богослужения и гимнографии уже много написано и сказано, однако малое количество богословских  исследований  обращает  внимание на идейное содержание богослужебных песнопений, в том числе и на красоту в гимнографии, т. е. осмысление эстетики в поэтических произведениях церковных песнетворцев. В рамках данной работы невозможно сделать даже краткий экскурс в эстетику церковного богослужения, которая играла огромную роль в жизни христиан и в обращении иноверцев, однако важным представляется отметить тот факт, что оно и до сих пор продолжает имплицитно мотивировать богословов на формулирование христианской эстетики, поскольку «сияние истинной красоты», принадлежащей всецело одному Богу, «особенным образом ощущается в богослужении Православной церкви»1Лукьянов А. Предисловие переводчика // Харт Д. Красота бесконечного. Эстетика христианской истины. М., 2010. С. ХII.. Гимнография, как и плод всякого творчества, является в доступной человеку мере «отражением божественности»2Ремери М. Красота как связующее звено рой // Богословие красоты. М., 2013. С. 109., однако в творчестве церковных песнописцев мы можем видеть пример наибольшей близости красоты, создаваемой человеком, к своему Источнику. По мысли современного публициста архим. Рафаила (Карелина), «в церковных песнопениях — высшая красота, но не в сочетании слов, а в отблеске Божества, красота, в свете которой сама душа человека раскрывается как тайна вечности»3Рафаил (Карелин), архим. Тайна спасения. М., 2001. С. 172..

Границы семантического поля идеи красоты в гимнографии очерчиваются несколькими словами, на которые хотя бы вкратце необходимо обратить внимание. Здесь исследователя богослужебных песнопений на церковно-славянском языке должна интересовать в первую очередь переводческая стратегия, связывающая определенные греческие слова4tИзучение функционирования именно отдельных слов считается особенно важным в исследованиях по эстетике (См.: Аверинцев С.С. Бытие как совершенство — красота как бытие // Аверинцев С.С. Поэтика ранневизантийской литературы. СПб., 2004. С. 36). с понятийным аппаратом славянского книжника. В самом широком смысле славянское слово «красота» и его производные («красный») соответствуют греческому прилагательному καλός, обладающему широким спектром значений, в целом обозначающих что-либо прекрасное в различных аспектах. Более близким к современному значению красоты считается славянское «добро́та»5См.: Седакова О.А. Словарь трудных слов из богослужения: Церковнославяно-русские паронимы. М., 2008. С. 163.. Достаточно часто красота появляется в славянской гимнографии как аналог греческому слову ὡραιότητα, обозначающему либо человека — образ Божий — в расцвете сил6Требник, последование мертвенное мирских тел, самогласны прп. Иоанна Дамаскина, 8-я стихира., либо украшение. В последнем смысле также довольно распространенным является использование более соответствующего этому значению слова κόσμος, обозначающего также и чин, строй, порядок. Иногда красота соответствует τέρψις или τερπνότης (наслаждение, радость)7Минея, 25 июня, утреня, 5-я песнь, 2-й канон, 3-й тропарь.. Таким образом, можно увидеть, что в славянской гимнографии слово «красота» является полисемантичным, используется для перевода разных греческих слов и не вполне соответствует современному значению этого слова8См. статьи «Доброта», «Красота», «Украшение» в кн.: Седакова О. А. Словарь трудных слов из богослужения. Церковнославяно-русские паронимы. С. 111, 162–163, 372..

Одно из главнейших пониманий красоты в гимнографии — это отблеск Божественного. В высшем смысле Бог обладает несравненной красотой9Триодь Постная, Неделя ваий, утреня, 4-я песнь, 2-й тропарь.. Гимнографы напоминают об этом, основываясь на псаломских словах: От Сиона благолепие красоты Его (Пс. 49:2), поэтому «красота» в гимнографическом корпусе часто связывается с благолепием. Красота становится одним из имен Божиих10Ср. с именованием Бога Красотой в: Августин, блж. Исповедь 10, XXVII, 38 (Августин Гиппонский, блж. Исповедь. М., 2012. С. 343)., поскольку наделяется апофатическими Божественными атрибутами: «несозданная»11Минея, 26 ноября (свт. Иннокентий Иркутский), утреня, икос, «нетленная»12Минея, 28 октября (прп. Иов Почаевский), утреня, 9-я песнь, 3-й тропарь., «невещественная»13Минея, 25 сентября, утреня, 1-я песнь, 2-й тропарь., «пренепостижимая»14Минея, 12 июля, утреня, 8-я песнь, 2-й канон, 1-й тропарь. Ср. «паче ума» в Минея, 22 августа, вечерня, 1-я стихира на «Господи, воззвах»., «неизреченная»15Минея, 10 октября (прп. Амвросий Оптинский), утреня, 1-я стихира на хвалитех., «неприступная»16Минея, 7 мая, утреня, 3-я песнь, 2-й тропарь., «непрестанная»17Минея, 19 октября (прп. Иоанн Рыльский), утреня, 1-я песнь, 4-й тропарь.. Христос, Слово Божие, явил красоту Бога в Своей земной жизни, например, в Преображении на горе Фавор18Минея, 5 августа, вечерня, тропарь предпразднства.. Он же, «Красота душ»19Минея, 19 июля, утреня, 1-я песнь, 1-й канон, 1-й тропарь., просвещает сердца людей «красотами Божественными»20Октоих, 1-й глас, вторник, повечерие, 8-я песнь, 2-й тропарь.. Крест Христов, по своей близости к Богочеловеку, также наделяется этой Божественной красотой: «Явися великий Господень Кресте, покажи ми зрак Божественный красоты твоея ныне…»21Триодь Постная, 3-я Неделя Великого поста, утреня, 1-я песнь, 3-й тропарь. Ср.: Там же, великая вечерня, 1-я стихира на «Господи, воззвах».. Церкви присуща эта же красота22Триодь Постная, 1-я Неделя Великого поста, утреня, 8-я песнь, 3-й тропарь., Она, будучи Невестой Христовой, «одевается» в нее (ср. Ис. 61:10)23Минея, 29 декабря, вечерня, на стиховне стихира на «Славу»., «свадебный наряд» же Церкви соткан из крови мучеников24Минея, 11 февраля, вечерня, 3-я стихира на «Господи, воззвах».. «Красотой Церкви» (ἡ ὡραιότης τῆς Ἐκκλησίας) называются Крест25Октоих, ексапостиларии всея седмицы, в среду и пяток.
(хотя во время распятия и скрылась «красота доброты» Сына Божиего26Октоих, вторник, вечерня, 6-я стихира на «Господи, воззвах».), св. Иоанн Предтеча27Октоих, 7-й глас, вторник, утреня, 1-я песнь, 2-й канон, 1-й тропарь., праведные иерархи28Октоих, 7-й глас, четверг, утреня, 7-я песнь, 2-й канон, 1-й тропарь.. Причем учители Церкви, формулируя православное вероучение, просвещают Церковь своими словами — «красотой православия»29Минея, 23 ноября, утреня, 4-я песнь, 2-й канон, 2-й тропарь.. Вполне естественно, что слово «красота» возникает, когда песнописец говорит о рае — месте особого присутствия Бога: «Раю всечестный, краснейшая доброто, <…> пророков красото…»30Триодь Постная, Неделя сыропустная, великая вечерня, 3-я стихира на «Господи, воззвах».. К этой красоте Христофор Протосинкрит даже обращается как к чему-то одушевленному: «Луже блаженный, садове богосажденнии, рая красото…»31Триодь Постная, Неделя сыропустная, утреня, 4-я песнь, 3-й тропарь.. Бог заложил в человека как красоту в образе Божием32Октоих, 3-й глас, понедельник, повечерие, 1-я песнь, 2-й тропарь., сделав его венцом творения — «красотой земли»33Минея, 17 августа (Погребение Пресвятой Богородицы), утреня, похвала к Пс. 118:124., так и стремление к красоте, поэтому так вожделенны были для первых людей плоды райских деревьев, наслаждение которыми в дозволенных пределах было прямым велением Божиим34Триодь Постная, Неделя сыропустная, утреня, 1-я песнь, 3-й тропарь. Это же напряженное стремление35О котором часто говорится через восходящий к книге Песнь песней образ возлюбленных, напр.: Минея, 29 января, утреня, 4-я песнь, 3-й тропарь. к красоте Небесного Царства характерно для святых, например, мучеников за Христа36Октоих, 7-й глас, суббота, утреня, 3-я песнь, 2-й канон, 1-й тропарь.
, которые претерпевали внешние изувечия, чтобы приобрести  Божественную красоту37Октоих, 1-й глас, пятница, утреня, 7-я песнь, 1-й канон, 1-й мученичен.. Очень поэтично эта мысль выражается в каноне ап. Фаддею, составленном прп. Иосифом Песнописцем:

«Нося плотию Христовы раны, Фаддее, спасительныя, яко украшение всякия некрасоты (ὡς κόσμον πάσης ἀκοσμίας), люди избавил еси, мудре, и к радости взялся еси прекрасней»38Минея, 21 августа, утреня, 6-я песнь, 2-й канон, 2-й тропарь.. Стремление к красоте Царства Небесного выражает- ся также в образе зрения красоты «вышнего Иерусалима»39Минея, 19 октября (прп. Иоанн Рыльский), утреня, на хвалитех стихира на «Славу».. Райское состояние человека понимается в поэтическом ключе как «первозданная доброта»40Триодь Постная, 5-я седмица Великого поста, четверг, утреня, 2-я песнь,11-й тропарь.. Красотой отличается и созданный Богом мир41Минея, 9 сентября (свт. Феодосий Черниговский), утреня, 6-я песнь,2-й тропарь..

Понятие красоты осмысляется и в эсхатологическом смысле как образ славы грядущего Царства Небесного, в которой верный становится сотрапезником Божественной красоты42Триодь Постная, Страстная седмица, Великий Вторник, утреня, 3-я стихира на стиховне.. Под образом совместной трапезы, использованным Христом в притче о званых на пир (см. Мф. 22:1–14), согласно традиционным культурным представлениям понимается теснейшее общение, и таким образом, сотрапезник Красоты, стремившийся в земной жизни к очищению от грехов, принимает красоту (Божественную благодать) в свое существо43Триодь Постная, 5-я седмица Великого поста, понедельник, утреня, 1-й седален по 2-м стихословии и наконец видит Ее отрытым лицем (2 Кор. 3:18), поскольку приобрел Ее в земной жизни через добродетели44Минея, 30 декабря, утреня, 9-я песнь, 3-й канон, 2-й тропарь.. В Царстве Небесном Бог дает Своим слугам — ангелам45Октоих, 8-й глас, Неделя, вечерня, 4-я стихира на «Господи, воззвах». и праведникам46Напр.: Триодь Постная, 4-я Неделя Великого поста, великая вечерня, 2-я стихира на «Господи, воззвах». — нескончаемое «наслаждение» этой «ненасыщаемой»47Минея, 12 января (свт. Савва Сербский), утреня, 3-я песнь, 2-й канон,1-й тропарь. красотой, которое постулирует- ся в отношении святых48Минея, 30 декабря (свт. Макарий Московский), утреня, 3-я стихира на хвалитех. и испрашивается для усопших христиан в заупокойных последованиях49Очень распространенное прошение, напр.: Октоих, 8-й глас, суббота, утреня, 9-я песнь, 2-й канон, 3-й тропарь.. К этому же можно отнести прошение и об озарении верных сиянием красоты Божией50Октоих, 2-й глас, суббота, утреня, 3-я песнь, 2-й канон, 1-й тропарь..

Тропологическое значение слова «красота» занимает важное место в гимнографии, соединяя эстетику  с  этикой.  Всякое приближение к образу Божию, обо́жению — прекрасно, удаление от Бога — безобразно51Триодь Постная, 5-я седмица Великого поста, четверг, утреня, 2-я песнь,20-й тропарь..  Христианин  приобретает залог этой духовной52Минея, 28 мая, утреня, 4-я песнь, Богородичен. красоты в Таинстве Крещения, но часто теряет его,  совершая  «неподобные»  поступки53Октоих, 7-й глас, пятница, повечерие, 6-я песнь, 1-й тропарь..  Добродетели и подвиги являются отблесками света Бога в земной жизни, поэтому и возникают такие устойчивые выражения, как «красота благочестия»54Минея, 29 июня, утреня, 3-я стихира на хвалитех., «красота покаяния»55Октоих, 2-й глас, утреня, 4-я песнь, 1-й канон, 1-й тропарь., «красота смирения»56Минея, 11 сентября (прп. Силуан Афонский), утреня, 3-я песнь, 2-й тропарь., «красота мучения»57Минея, 15 декабря, утреня, 5-я песнь, 3-й тропарь., «красота целомудрия»58Минея, 10 октября (прп. Амвросий Оптинский), утреня, 3-я песнь, 2-й тропарь., «красота помысла»59Минея, 20 августа, утреня, 9-я песнь, 2-й канон, 2-й тропарь. или «сияние красотой добродетелей»60Минея, 29 ноября, повечерие (прп. Акакия), 9-я песнь, 1-й тропарь.. Красота добродетели, в определенном смысле, является подготовкой христианина, как в притче о десяти девах (см. Мф. 25:1–13), ко встрече с Вечностью: желая увидеть красоту Христа, подвижник украшает «тайную одежду»61Минея, 11 февраля, утреня, 6-я песнь, 1-й тропарь. своей  души  той  или иной добродетелью — отблеском Красоты, чтобы Бог увидел в человеке Свое подобие («присносущную красоту»62Минея, 5 декабря, утреня, 9-я песнь, 2-й канон, 1-й тропарь.) и сделал его участником Своей славы63Минея, 15 декабря, утреня, 5-я песнь, 3-й тропарь..

Высшим образцом добродетели среди людей является Пресвятая Богородица («светла в красотах добродетели»64Октоих, 8-й глас, четверг, утреня, 8-й песнь, Богородичен.), которая «удивляет» архангела Гавриила «красотой Своего девства»65Минея, Богородичны отпустительныя, 3-й глас, в неделю вечера и в понедельник на утрени., Своей «ангельской красотой»66Минея, 15 декабря (свт. Стефан Сурожский), утреня, 5-я песнь, 1-й канон,Богородичен.. Псаломская прекрасная царица (см. Пс. 44:10,12) становится прообразом красоты добродетелей Приснодевы67Минея, 21 ноября, утреня, 9-я песнь, 1-й канон, 4-й тропарь.. Христианин  от первого лица молится за богослужением, чтобы увидеть Ее красоту после своего разлучения от тела68Октоих, 2-й глас, вторник, повечерие, 6-я песнь, 3-й тропарь.. Великие подвижники становятся образцом для близких им по образу жизни («единообразных»69Минея, 5 июля, великая вечерня, 2-я стихира на литии) христиан: вмч. Георгий Победоносец — «красота мучеников»70Минея, 26 ноября (освящение церкви вмч. Георгия в Киеве), вечерня,2-я стихира на «Господи, воззвах»., свт. Николай Мирликийский — «красота первосвященником»71Октоих, 3-й глас, четверг, утреня, 6-я песнь, 2-й канон, 3-й тропарь., свт. Григорий Палама — «красота чина иераршеского»72Триодь Постная, 2-я Неделя Великого поста, утреня, 1-я песнь, 2-й канон,2-й тропарь., свт. Петр Киевский — «красота святителей» и архиереев73Минея, 21 декабря (свт. Петр Киевский), великая вечерня, 1-я и 2-я стихиры на литии, прп. Савва Освященный — «красота преподобных» и «отцов»74Минея, 5 декабря, утреня, икос и светилен., прп. Мария Египетская называется «красотой постников»75Триодь Постная, 5-я Неделя Великого поста, утреня, 9-я песнь, 2-й канон,2-й тропарь. В славянском переводе Ἀσκητῶν перевели как «страдалец», более подходящими для славянской лексики является слова «постник» или «подвижник» и т. д. Приобщение святых к духовной красоте («просвещение красотой небесных сияний»76Минея, 12 апреля, утреня, 6-я песнь, 1-й тропарь.) позволяет им преподавать спасительное знание о Боге всем верным: «Духа пламень языком приим, был еси, апостоле,  богоприятен муж, небесныя красоты (τὰ κάλλη) обходя, и яже в тех умная познавая доброты (κάλλη), и нам открываяй сия»77Минея, 30 ноября, утреня, 4-я песнь, 3-й канон, 2-й тропарь. В ответ верные воссылают святым «песней красоту» (τῶν ᾀσμάτων ἡ τερπνότης)78Минея, 24 июня, малая вечерня, на «Господи, воззвах» стихира на «Славу». Через святых и все остальное творение приобщается к Божественной красоте, что можно увидеть, например, в эпитете св. Предтечи — «красота пустыни»79Минея, 29 августа, утреня, по 2-м стихословии седален на «Славу»..

Красота  может  приобретать  и  отрицательное  значение в нравственном значении, когда она направлена не к славе Божией, а к гордости человека. Страсти являют «некрасоту» в человеке80Октоих, 7-й глас, четверг, утреня, 7-я песнь, 2-й канон, 1-й тропарь., к которой людей склоняет «вселукавый»81Октоих, 4-й глас, среда, утреня, 7-я песнь, 2-й канон, 3-й тропарь.. В Богородице «обличается» и «немощствует <…> риторов красота»82Триодь Цветная, пятница Светлой седмицы, утреня, 6-я песнь, 2-й канон,4-й тропарь., направленная сама на себя. Красота Божественная противопоставляется «красоте житейской», «красным мира», пренебрегаемой христианскими мучениками ради приобщения к страданиям Христа83Триодь Цветная, 6-я седмица по Пасхе, утреня, мученичен по 1-м стихословии., ведь «язвы Христовы», которыми они облагают себя, как цветами84Минея, 13 декабря, утреня, 3-я песнь, 1-й канон, 3-й тропарь., становятся для них как бы «красотой благолепия»85Октоих, 4-й глас, вторник, утреня, 9-я песнь, 1-й канон, 1-й мученичен., «мученической красотой»86Минея, 14 декабря, утреня, 1-я песнь, 1-й тропарь.. Особенно это отмечается в службах тем мученикам, о которых известно, что они обладали и физической красотой87Минея, 24 ноября, утреня, 3-я стихира на хвалитех., которая иногда понимается как явление вовне «благолепия души»88Минея, 24 апреля, утреня, 4-я песнь, 2-й тропарь.. Подобно им преподобные, «бескровные мученики», очищают себя «болезньми постничества» от «всякия земныя и тленныя красоты»89Минея, 29 декабря, утреня, 5-я песнь, 3-й канон, 2-й тропарь..

Красота в гимнографическом корпусе может иметь и совершенно материальное значение. Выше уже было сказано, что иногда богослужебные песнопения упоминают о внешней красоте святых людей. Редким примером является приложение эпитета «красота Церкви» к отдельной Поместной церкви, в частности — к Грузинской90Минея, 14 января (равноап. Нина), утреня, 1-й седален по 2-м стихословии.. Иногда о богослужебных облачениях говорится как о «святительской красоте»91Минея, 23 февраля, утреня, 8-я песнь, 3-й тропарь. или «иерейской лепоте»92Минея, 21 августа (прп. Авраамий Смоленский), утреня, 5-я песнь, 2-й тропарь..

Исходя из вышеперечисленных примеров, можно увидеть, что идея красоты находит свое заметное выражение в церковной гимнографии. Высшим образцом несравненной красоты признается Сам Бог, Которому красота присваивается как одно из имен через наделение красоты Божественными апофатическими свойствами. Бог изливает эту красоту и на близкое и приобщающееся к Нему: рай, Церковь, Крест, святых и христиан, следующих путем добродетели, понимаемую как отблеск сияния Бога. В отношении красоты также возникают характерные для византийской гимнографии устойчивые выражения93Называемых филологом А. Ю. Никифоровой «устойчивым экзегетическимметаязыком». См.: Никифорова А. Ю. Поэтический строй византийской гимнографии и Священное Писание // Раннехристианская и византийская экзегетика. М., 2008. С. 220.: «красота добродетели», «красота подвижников», «мира и яже в нем красная оставив» и т. д. Указанные идеи приводят к мысли не только о красоте богослужения как такового, но и о богатом богословском потенциале православной гимнографии, в том числе и в концептуализации теоэстетики.


Статья печатается из сборника «Теоэстетика. Зов Красоты» М.: Изд.Академический проект. 2020 г. С. 179-189

Тэги: # #
Поделиться:
Станьте автором

Присылайте свои работы — лучшие из них будут опубликованы в журнале.

Предложить материал
Подпишитесь на новости
Читайте нас в социальных сетях

Чтобы быть в курсе новых публикаций и ничего не пропустить

Читайте также:
Наверх