Философский молот ювелира

В издательстве «Никея» вышла новая книга Дэвида Бентли Харта – «Иллюзии атеистов. Христианская революция и ее новомодные критики». С большой радостью встречаем книгу и делимся с вами предисловием к ней от директора нашего фонда Алексея Гагинского.


Дэвид Бентли Харт довольно хорошо знаком отечественному читателю1Харт Д.Б. Красота бесконечного: Эстетика христианской истины. М.: ББИ, 2010; Он же. Бог. Новые ответы у границ разума. М.: Эксмо, 2019.. Харт — американский православный философ и богослов, один из теоретиков богословской эстетики, автор целого ряда монографий. Значительная часть его работ посвящена вопросам, касающимся современных общественных дискуссий, другая часть — богословским и философским исследованиям. При этом можно отметить, что последние представляют собой не просто исторические наблюдения, Харт относится к тому редкому типу мыслителей, которые генерируют собственные идеи. Харт легко узнается по своей стилистике, временами весьма резкой и провокационной, благодаря чему он уже давно приобрел как последователей, так и противников по всему миру. Темы, которые он обсуждает, и ответы, которые предлагает, редко кого оставляют равнодушным. Не является исключением и эта книга. Пожалуй, трудно найти более острую тематику (за исключением политики), которая вызывала бы столь ожесточенные споры, чем «батлы» верующих с атеистами. Интернет-пространство полнится дискуссиями на эту тему, которые подогреваются переводами научно-популярных книг. Однако проблема в том, что такого рода литература зачастую пишется по такому принципу: человек читает непредвзятые научные исследования, а потом начинает их интерпретировать в соответствии со своими мировоззренческими установками — это и есть научпоп. И даже в тех случаях, когда такие книги пишутся практикующими учеными, то едва они выходят за рамки своей специализации и начинают делать широкие (философские) обобщения, как тотчас испытывают головокружение и идут на поводу у собственных вкусов и предпочтений — уже не связанных с фактологией. К сожалению, большое количество научно-популярной литературы, особенно в вопросах религии, представляет собой поучительный пример смешения описательных и оценочных суждений (с последующими логическими ошибками в выводах).

К счастью, книга Харта — это не научно-популярная литература. В противоположность мастерам мелкой работы, зачастую не видящим за деревьями леса, Харт силен не деталями и частностями, а наоборот — широкими обобщениями и стратегическими решениями. Это взгляд с высоты птичьего полета, способный удерживать общую картину происходящего, отмечая порою поразительные или даже очевидные вещи, которые, однако, не так-то просто увидеть. Большое, как известно, видится на расстоянии. И Харт как раз-таки мастер расстояний. Например, его волнуют не какие-то конкретные аргументы «новых атеистов»2Обычно «новыми атеистами» называют Р. Докинза, Д. Деннета, С. Харриса и К. Хитченса. Строго говоря, ничего нового в их аргументации нет, поэтому эпитет «новые» тут имеет лишь журналистское популяризаторское значение: название было придумано Г. Вулфом, сотрудником журнала Wired., хотя он их и касается, его более привлекают те — зачастую скрытые — основания, в рамках которых идет мыслительная работа современного скептика. Этому и посвящена данная книга: Харт стремится показать, что за последние несколько столетий христианство обросло таким количеством мифов, что требуется большая работа просто для того, чтобы начать говорить о нем непредвзято, оценивать его по существу, а не по тем сплетням, которые из века в век повторяются поверхностными исследователями. К таким мифам, например, можно отнести устоявшееся представление о «темных веках», в которых якобы повинно христианство. Иначе говоря, не будет преувеличением сказать, что порою с атеизмом даже не нужно бороться, достаточно лишь развеять наиболее устойчивые мифы о христианстве. Что и делает Харт в данной книге.

Интересно, что Харт без всякого пиетета относится к современности. Обычно этот пиетет основан на успехах естественных наук. Однако Харт, будучи философом, не строит иллюзий на этот счет: «Если говорить максимально точно и без прикрас, этос современности — это нигилизм»3См. Харт Д.Б. Иллюзии атеистов. Христианская революция и ее новомодные критики. М.: Никея, 2021 —  С. 45., и далее: «…нигилизм — это не более чем отказ от веры в какой-либо источник истины, находящийся за пределами нашего „Я“ или мира»4См. Харт Д.Б. Иллюзии атеистов. Христианская революция и ее новомодные критики. М.: Никея, 2021 —  С. 45.. Как это ни странно, но научно-технический прогресс может в какой-то степени оправдывать пренебрежение к истине: у нас есть техника, зачем нам истина?! И в этом отношении Харта выделяет известное трезвомыслие. Причем Харт не упускает возможности заметить, что многие добродетели, которые культивирует современное общество, являются «упрощенными обрывками и призрачными отголосками христианского нравственного богословия»5См. Харт Д.Б. Иллюзии атеистов. Христианская революция и ее новомодные критики. М.: Никея, 2021 —  С. 58. И об этом, как мне кажется, следует сказать несколько подробнее.

Христианство в последнее время все чаще представляют как некую безобидную религию, которая толерантна ко всем новым веяниям и вообще является религией «слабого Бога». Подход Харта является противоположным такому нарративу. Харт напоминает читателям о том, что христианство в свое время совершило революцию, оно не было чем-то пассивным и удобным для всех. Пожалуй, лучше процитировать самого автора: «Подчеркну: цель этой книги не в том, чтобы представить христианство „безобидным“ историческим явлением, которого не надо бояться, потому что оно „вполне совместимо“ или явилось необходимой „подготовкой“ для современного мира и его самых заветных ценностей. Бесспорно, христианство стало самой творческой культурной, этической, эстетической, социальной, политической или духовной силой в истории Запада; но это также была глубоко разрушительная сила; и, возможно, последнее заслуживает похвалы не менее первого, ибо на свете немало вещей, достойных только разрушения»6См. Харт Д.Б. Иллюзии атеистов. Христианская революция и ее новомодные критики. М.: Никея, 2021 —  С. 147. Здесь нужно пояснить, что слова о «разрушительной силе» следует понимать правильно — христианство разрушительно по отношению ко греху и заблуждению. Возможно, именно поэтому христианство и стало «самой творческой культурной, этической, эстетической, социальной, политической или духовной силой в истории Запада».

Я думаю, важно пояснить один момент, связанный с методологией Харта, поскольку он часто приводит к непониманию. В современной христианской культуре и особенно в богословии, где это лучше видно, наблюдается странная поляризация мнений, когда, с одной стороны, многие современные мыслители исходят из каких-то неясных и туманных предпосылок о «смерти Бога». Как это ни парадоксально, но именно с этих позиций они строят то, что часто называется постметафизической теологией, или теологией слабого Бога. Другие богословы, напротив, исходят из более классического представления о Боге, что можно назвать теоэстетикой, которой посвящена первая книга Харта «Красота бесконечного». Как говорит один раннехристианский текст: «Есть два пути: путь жизни и путь смерти. И велико различие между этими двумя путями» (Дидахе). Эти исходные предпосылки чрезвычайно важны. Д. Харт исходит не из современного концепта о смерти Бога, который провозгласил Ф. Ницше, но из классической христианской традиции, в рамках которой говорится о живом Боге. Отсюда и кажущаяся горячность Харта: его оппонентам кажется чем-то странным, что у него твердая вера, которая позволяет ему избегать веяний духа времени.

И мне кажется, что эта книга Харта, которую читатель держит в руках, появляется как никогда кстати. Кто-то должен наконец сказать, что «всадники апокалипсиса»7См. Christopher Hitchens, Richard Dawkins, Sam Harris, Daniel Dennet. The Four Horsemen: The Conversation That Sparked an Atheist Revolution (New York: Random House, 2019) [русск. пер.: Четыре всадника: Докинз, Харрис, Хитченс, Деннет / Кристофер Хитченс, Ричард Докинз, Сэм Харрис, Дэниел Деннет. Москва: Эксмо, 2020]. — голые, как в известной сказке о короле; что христианство есть соль мира, как сказано: «Вы — соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему не годна, как разве выбросить ее вон на попрание людям. (Мф. 5: 13).


Поделиться:
Станьте автором

Присылайте свои работы — лучшие из них будут опубликованы в журнале.

Предложить материал
Подпишитесь на новости
Читайте нас в социальных сетях

Чтобы быть в курсе новых публикаций и ничего не пропустить

Читайте также:
Наверх